Как же достичь счастья?

Существуют внушительные различия в силе, с которой люди ценят счастье.

12 МИН 253

Счастье считается важным вопросом человеческого бытия, не дающим покоя представителям общественных наук. В данной статье приводятся исследования по основополагающим факторам счастья, межличностным отношениям, и саморефлексии. Наблюдения сосредоточены на неочевидных, часто неосознанных детерминантах счастья, которые легко упустить из виду, приняв простой культурный рецепт счастливой жизни. 1. Счастье как цель Всемирная организация здравоохранения все больше подчеркивает счастье, как весомую составляющую здоровья человека. Стремление к счастью и удовлетворению - люди с возрастающей осознанностью и ответственностью включают эти темы в свою жизненную философию. Кажется, что это не удивительно, так как счастье является важным компонентом благополучия, здоровья и душевного равновесия. Исследования 9000 студентов из 47 стран показывают, что счастье является наиболее значимой ценностью (Kim-Prieto, 2005). Стремление к счастью воспринимается как естественное и необходимое, но влияет ли оно на то, насколько мы действительно счастливы? Существуют внушительные различия в силе, с которой люди ценят счастье. Некоторые считают его хорошей вещью, которую стоит время от времени чувствовать, другие интерпретируют свое счастье как условие и цель существования. Исследование Мауса, проведенное в 2012 году, показывает, как различия в добавлении ценности счастья влияют на реальное мировосприятие и благополучие. На первый взгляд, добавление ценности к счастью должно приводить к положительным результатам. Человеческие ценности определяют то, чего мы хотим достичь, и это побуждает нас тратить энергию на работу, направленную на достижение определенной цели. Например, человек, который ценит академические достижения, работает адекватно их потребностям и достигает желаемого в форме более высоких отметок. 2. Стандарты К сожалению, наши цели и желания не влияют на их достижение простым и явным способом. Стандарты на пути к счастью. определяют не только то, что мы ценим в целом, но и то, как мы оцениваем наши достижения. Упомянутый выше человек, который ценит образовательные достижения и хочет получить самые высокие оценки, будет разочарован, если не достигнет своих стандартов. Оцениваемый как «хорошист», она может гордиться или отчаиваться, в зависимости от его интерпритирования успешного результата. Если мы говорим об учебе - здесь чувство разочарования не устраняет саму цель получения высоких отметок. Человек может чувствовать себя очень разочарованным, все еще работая и постоянно повышая свой уровень. Однако если мы говорим о счастье как о цели, то здесь наша собственная негативная оценка нашего прогресса снижает наши шансы на его достижение, потому что любые негативные эмоции не идут рука об руку со счастьем. 3. Парадокс счастья Мосс в 2011 году выдвинул гипотезу, согласно которой люди, которые ценят счастье, высоко устанавливают его стандарты. Поскольку добиться такого удовлетворения жизнью очень сложно, они часто испытывают чувство разочарования, которое все дальше и дальше отдаляет их от желаемого результата. Он также подчеркнул, что гоняющиеся за счастьем индивиды, гораздо реже его ощущают, когда оно под рукой. Возвращаясь к примеру со студентами: люди, которые хотят получить высокие оценки, будут чувствовать себя более разочарованными, если они получат плохую оценку по предмету, который обычно считается более легким, чем по более требовательной дисциплине. Точно так же влияние оценки счастья зависит от ситуационного контекста. В случае негативных жизненных событий люди могут списать свои неудачи на сложность ситуации. Например, никто не испытывает разочарования от того, что не смог почувствовать счастье, услышав, что его друг попал в аварию. И противоположный случай: когда у нас день рождения, и вместо того, чтобы смеяться, шутить и радоваться с близкими, мы разочарованы. Чтобы проверить свою гипотезу, Мосс и его партнеры проверили пятьдесят девять взрослых женщин, измерив их уровень счастья. Использовалась мера «гедонического признака», отражающего соотношение положительных и отрицательных эмоций. Были приняты во внимание субъективное и психологическое благополучие, наличие депрессии. Кроме того, эмоциональный контекст оценивался на основе уровня стресса, испытываемого участниками в течение последних 18 месяцев. Оценка счастья была связана с более низким гедонистическим балансом, более низким психологическим благополучием, меньшей удовлетворенностью жизнью и более частым появлением симптомов депрессии. Как и ожидалось, в случае более высокого стресса различия не были столь значительными. Аналогичный вывод можно сделать из исследования Форда (2014, 2015). В первом исследовании автор показал связь между оценкой счастья и усилением стресса в группе людей, которые испытывают тяжелую депрессию. Во втором исследовании выяснилось, что стремление к счастью является потенциальным фактором риска аффективных расстройств. Существовали статистически значимые связи между крайним стремлением к счастью и повышенным риском биполярного расстройства, а также большей вероятностью диагноза и тяжелейшей формой заболевания (Форд, 2015). Учёные резюмировали это следующим образом: эмоции, которые мы хотим чувствовать, играют решающую роль в нашем психологическом здоровье. Если мы рассматриваем благополучие как результат оценки прошлой жизни, существует риск, что в некоторых случаях оно будет деструктивным или даже разрушительным. Стоит отметить, что несчастье по определению может быть связано с внутренней болью, горечью и сожалением. Страдания автоматически провоцируют людей искать решения, которые обещают облегчение. В этом случае стремление к счастью набирает обороты, компенсируя трудности, с которыми приходится сталкиваться в жизни. Существует вероятность того, что отрицательная корреляция между счастьем и его оценкой является результатом процессов, не связанных с их стандартами. Наши внутренние недостатки (включая отсутствие удачи) могут определить наши текущие потребности и иерархии ценностей, чтобы заполнить пробелы. Это говорит о том, что неудовлетворённые люди ценят счастье больше, чем те, кто имеет его в изобилии. 4. Условия для счастья Для дальнейшего анализа проблемы вы можете посмотреть, в каких условиях развитие счастья наиболее вероятно. Конечно, все люди “работают” по-разному, но есть определенные особенности поведения, которые могут помочь. Мы знаем, что счастливым людям легче устанавливать отношения с другими. Дружба, браки и близкие отношения увеличивают удовлетворенность жизнью. Укрепление двусторонних отношений и улучшение их качества — эффективный способ увеличения счастья. Продолжая анализ последствий стремления человека к счастью, мы можем подумать, повлияет ли оно на наши межличностные отношения. Из статьи, озаглавленной «Погоня за счастьем может стать одинокой» (Mauss et al., 2012), мы узнаем, что следование за счастьем может уменьшить наше чувство социальной значимости и общественной поддержки. На первом этапе эксперимента уровень воспринимаемого одиночества субъектов оценивался путем интерпретации их дневников. Результаты показывают, что чем больше вы цените счастье, тем больше вы чувствуете себя одиноким каждый день. Во второй части исследования использовались экспериментальные манипуляции. У людей индуцируется повышенная ценность счастья, что приводит к усилению чувства одиночества, измеряемого самоописанием и гормональными изменениями (за счёт увеличения концентрации прогестерона) (Mauss et al., 2012). 5. Проблемы с оценкой счастья Интенсивное стремление к счастью неразрывно связано с систематической оценкой своих чувств. Мы хотим знать, чего нам не хватает, что еще мы можем сделать, чтобы улучшить нашу ситуацию в ожидании долгожданного счастья. Исследование Ariely и Zauberman (2000) касалось различий в оценке своих чувств в ситуации их непосредственного получения и в ситуации последующего размышления о них. Результаты показали, что самоанализ своих эмоций приводит к выводам, которые могут снизить чувствительность человека к собственному опыту. Аналогичные выводы были сделаны из исследования Wilson et al. (1993) относительно сокращения удовлетворения после принятия решения. Добровольцы оценивали художественные постеры. Одна из групп размышляла над работами и анализировала возникающие чувства. Другие участники сделали только простую оценку, без каких-либо дополнительных объяснений. Каждый респондент мог выбрать один из плакатов и взять его с собой домой. Спустя две недели оказалось, что люди, которые размышляли над своим выбором, были менее удовлетворены плакатом, чем те, кто находился под контролем. Эти результаты предполагают, что самоанализ может ослабить способность расшифровывать фактически испытанные чувства. Следуя этому примеру, можно предложить другое потенциальное объяснение парадокса счастья. Стремление к счастью может оказать негативное влияние на наше субъективное благополучие не только из-за завышенных стандартов. Исследователи указывают на связь между частой сосредоточенностью на себе, высоким уровнем самосознания и хроническим несчастьем (Ingram, 1990). Чрезмерное размышление о нашем собственном благополучии может повредить нашей способности правильно оценивать состояния, которые мы чувствуем. Самоанализ отвлекает внимание от самой активности и ситуационного контекста. Таким образом, это увеличивает вероятность упускать из виду свойства ситуаций, которые могут быть источником радости. 6. Культурные различия Однако стоит подумать, можно ли обобщить результаты, полученные в США и в остальном мире. В 2015 году Ford и его партнеры проверили работу на эту тему. Они подозревали, что в индивидуалистических культурах, таких как США, стремление к счастью имеет свои недостатки. Люди из других культур могут испытывать большее благополучие, чем больше они ищут счастья, потому что они делают это более социально вовлеченным способом. Они основывают счастье на том, чтобы проводить время с семьей и помогать, а не в борьбе за удовлетворение своих собственных потребностей. Поскольку в культурах, где социальные отношения являются одним из лучших показателей счастья, поиск удовлетворённых жизнью людей должен быть более эффективным. Ford и его партнеры проверили свои гипотезы в четырех географических регионах: США, Германии, России и Восточной Азии. Анализ результатов показывает, что мотивация стремиться к счастью уменьшает счастье, которое испытывают в США. Однако, это применимо не ко всем регионам. В Германии корреляция не является статистически значимой, а в России и Восточной Азии – всё с точностью до наоборот. Поиск счастья действительно ведет к нему в коллективистской культуре. В восточных странах, похоже, существуют лучшие методы поиска счастья. Люди из индивидуалистических культур напоминают студентов, которые хотят академических достижений, но которых не научили читать. 7. Счастье в обществе Стараясь приблизиться к разгадке тайны счастья, стоит дистанцироваться от широко распространенных в настоящее время теорий благосостояния и придерживаться иной точки зрения. Счастье также может быть выражено совершенно иным образом - как коллективное явление, возникающее из сети контактов, в которой мы находимся. В основе этого подхода к теме счастья лежит предположение, что эмоциональные состояния могут быть перенаправлены от одного человека к другому. Это делается с помощью мимики или «эмоционального заражения» (Barsande, 2002). Люди могут частично перенять эмоциональные состояния, которые они наблюдают у окружающих. Например, студенты, случайно назначенные для совместного проживания в квартире с умеренно подавленным соседом по комнате, испытывают более депрессивные симптомы в течение 3 месяцев (Howes, 1985). Flower и Christakis (2008) пришли к выводу, что счастье может быть результатом межличностных отношений, в которых уровень счастья равномерно распределен между друзьями. Чтобы проверить свои предположения, Флауэр и Кристакис решили исследовать отношения и уровень счастья 5124 добровольцев и отслеживать их изменения в течение 20 лет. Их дружба, семьи, соседи и коллеги были также под наблюдением. Каждый контакт с человеком расценивался как "социальное взаимодействие". Четыре вопроса из шкалы CES-D были использованы для измерения счастья, которые связаны с частотой переживания приятных ощущений. Полученные таким образом результаты исследователи изобразили в виде топографических карт знаний, где отдельные цвета соответствовали полученному уровню счастья. Оказалось, что у испытуемых формировались связки контактов с людьми с аналогичным уровнем счастья. Кроме того, была продемонстрирована взаимосвязь между счастьем респондента и его друга. Продольные статистические модели предполагают, что сообщества счастья являются результатом его распространения, а не просто склонностью людей заниматься определенными вещами. В этом случае человеческое счастье зависит от счастья тех, с кем оно связано (Flower, Christakis, 2008). Именно счастье любимых делает достижение вашего личного счастья более простым и очевидным.